Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Статистические материалы о городе Ветлуге Костромской губернии (1861)



Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба: [т. 1-]. – Санкт-Петербург: [Главное управление Генерального штаба], [Т. 12]: Костромская губерния / сост. Я. Крживоблоцкий. – 1861. – V, II, 638 с., 5 л. табл., 3 л. к. – Библиогр. в предисл.
В Предисловии к книге указано (с. I), что при ее составлении «использованы отчеты начальника Костромской губернии за 10 лет, сведения и отчеты различных местных управлений также за несколько лет; сведения, заимствованные из разного рода официальных дел, находящихся в Департаменте разных министерств, журналы различных министерств, Костромские губернские ведомости за период с 1836 года».
На эту книгу ссылается в своем очерке «Ветлужский край» Д.А. Марков, а именно на стр. 615–616, в контексте того, что в 1778 г. Костромской и Ярославский генерал-губернатор А.П. Мельгунов испросил повеление у императрицы Екатерины II переименовать вело Верхне-Воскресенское в уездный город Ветлугу (см.: Марков Д.А. Ветлужский край. Издание Ветлужского научного общества по изучению местного края. К истории города Ветлуги. Ветлуга: Типография Усовнархоза в г. Ветлуге Костромской губернии, 1922. 33 с. С. 11). Кроме того, на стр. 3 очерка Д.А. Маркова имеется ссылка на стр. 616617 (численность населения Ветлуги в 1857 г.), на стр. 31 работы Д.А. Маркова приведена еще одна ссылка на стр. 618 этой же книги (представлена информация о ярмарках). Ниже приводим полностью весь текст из книги, составленной Я. Крживоблоцким, касающийся города Ветлуги, с указанием страниц. Текст приведен полностью, без сокращений, пунктуация и орфография приведены в современный вид. Таблицы в подлиннике для удобства воспроизведения текста заменены на обычные строки.

Д.И. Стогов, кандидат исторических наук, доцент
(С. 615). II). Ветлуга.
Ветлуга, уездный город Костромской губернии, лежит на правом высоком берегу р. Ветлуги, при впадении в нее с правой стороны р. Красницы. Расстояние Ветлуги от Костромы 331 верста, от Петербурга 1 153 ¾ в., от Москвы 655 ¾ в.
Из дел, хранящихся в архиве Ветлужских присутственных мест, видно, что в начале XVII столетия на нынешнем месте города Ветлуги была деревня Щулепниково, принадлежавшая к Ветлужской волости. В 1636 году вся Ветлужская волость была пожалована царем Михаилом Феодоровичем жене князя Мстиславского, Ирине Михайловне. В XVIII веке из деревни Щулепниковой образовалось село Верхнее Воскресенье. В 1737 году это село поступило в род Наумовых, а в 1775 году от действительного тайного советника Феодора Наумова по наследству перешло во владение Княгини Анны Феодоровны Белосельской, которая в 1778 году продала это село, в числе 82 душ мужеского пола, генерал-губернатору Ярославского и Костромского наместничеств, действительному тайному советнику Алексею Петровичу Мельгунову. Из местного предания известно, что во время обозрения Ветлужского края, (с. 616) с целью избрать удобное и выгодное в административном и торговом отношениях место для города Ветлуги, генерал-губернатору Мельгунову понравилось село Верхнее Воскресенье, расположенное на красивом месте, омываемом р. Ветлугою, вливающую свои воды в Волгу и лежащее на большом Вятском тракте. Все это и было побуждением для вельможи Екатерининского века приобрести это село покупкою и принести в дар Императрице, с испрошением Высочайшего повеления на открытие здесь уездного города Ветлуги. Вследствие ходатайства Мельгунова, 5 сентября 1778 года, Ветлуга Высочайшим Указом Императрицы Екатерины II утверждена уездным городом Костромского наместничества, а 27 декабря праздновано открытие уезда.
Крестьяне села Верхнего Воскресения, со времени открытия Ветлужского уезда, перешли в состав граждан; потомки их до сих пор называются старожилами. В течение 80 лет число купцов и мещан, числящихся в Ветлужском обществе, возросло до 857 человек, следовательно, против 1778 года с лишком увеличилось в 10 раз. Такое быстрое возрастание городского народонаселения в Ветлуге вполне оправдывает мысль правительства открыть центральный город для сближения жителей и торгового движения в северо-восточной полосе губернии, так же как Варнавин служит центром соединения народонаселения и торговой деятельности в юго-восточной части губернии.
Собственно под населением города находится по плану земли 167 десятин 2345 кв. сажен, не считая пахотных и сенокосных земель и лесных дач.
Не считая войск, городских обывателей в 1857 году считалось до 2727 душ, из которых 1256 мужеского пола и 1471 женского. По состояниям и званиям городское население разделяется, как показано в следующей таблице:
Потомственных дворян: мужчин 27, женщин 23, итого 50.
Личных дворян: мужчин 28, женщин 33, итого 61.
Белого духовенства: мужчин 41, женщин 48, итого 89.
Почетных граждан потомственных и личных: мужчин 15, женщин 8, итого 23.
Купцов 61, женщин 69, итого 130.
Мещан: мужчин 781, женщин 883, итого 1 664.
Государственных крестьян: мужчин 7, женщин 4, итого 11.
(C. 617).Удельных крестьян: мужчин 1, женщин 0, итого 1.
Помещичьих дворовых людей: мужчин 46, женщин 55, итого 101.
Помещичьих крестьян: мужчин 1, женщин 1, итого 2.
Разночинцев: мужчин 142, женщин 92, итого 234.
Бессрочноотпускных: мужчин 12, женщин 8, итого 20.
Отставных нижних чинов, их жен и детей: мужчин 37, женщин 247, итого 284.
Солдатских детей и кантонистов: мужчин 57, женщин 0, итого 57.
Итого: мужчин 1 256, женщин 1 471, итого 2 727.
Следовательно, 2/3 всего городского населения составляет класс торговопромышленников.
Ветлужская инвалидная команда состоит из одного офицера и 112 нижних чинов, при которых считается 36 д[уш] женского пола.
Таким образом, все население города Ветлуги можно считать 2 875 жителей обоего пола.
Казенных зданий в Ветлуге находится: 1 каменный дом, в котором помещаются уездные присутственные места; деревянный тюремный замок и три деревянных винных и соляных магазина. Общественных зданий считается: 3 деревянных дома, в которых помещаются ратуша и городская больница на 15 человек и деревянный гостиный двор.
В городе находятся 2 каменные церкви, в том числе одна приходская – Воскресенская, а другая кладбищенская и 8 часовен.
Всех частных домов в Ветлуге в 1857 году было 410; из числа которых 3 каменных и 407 деревянных. Кроме того, частным лицам принадлежало 32 лавки. Из частных домов застрахован от огня один только на сумму 600 руб. сер[ебром]. По принадлежности частные дома разделяются, как показано в следующей таблице:
Дворянам неслужащим: 10.
Военным: 6.
Чиновникам: 23.
Священно- и церковнослужителям: 22.
Купцам: 33.
Мещанам: 255.
Крестьянам: 6.
Солдатам служащим: 13.
- отставным: 36.
- бессрочным: 6.
Итого: 410.
(C. 618). Из общего числа домов подлежат постойной повинности 392 дома. Сверх этой повинности владельцы домов платят в городской доход один процент с капитальной ценности их домов, этот сбор со всех частных домов в 1857 году составлял 305 р. сер[ебром], следовательно капитальная ценность всех частных домов определена в 30 500 р., что составляет средним числом около 75 руб. сер[ебром] за каждый дом.
В настоящее время город Ветлуга составляет один из главных пунктов в губернии в промышленном и торговом отношениях. Лесные изделия, составляющие главную отрасль промышленности в целом уезде, меха, звериные шкуры и дичь, во время зимних базарных дней находят хороший сбыт не только у местных торговцев, но и приезжих из других губерний. Рыбинские купцы и их поверенные приезжают во время зимних базаров для закупки рогожанных изделий, которых сюда привозится местными жителями до 1 000 000 штук, а донские казаки для закупки мехов, смолы и дегтю. Кроме торговли вышеупомянутыми предметами, в Ветлуге производится значительный торг зерновым хлебом, ржаною мукою, привозимыми из Яранского и частью Котельнического уездов Вятской губернии. Количество привозного хлеба простирается до 100 000 пудов ржи, до 90 000 пудов овса и до 150 000 ржаной муки. Потребность местных жителей по причине дурного хлебопашества и 4 винокуренные завода в этом уезде истребляют почти весь этот подвоз хлеба (Так в тексте. – Д.С.), остальное количество которого, за удовлетворением местной потребности, сплавляется весною на барках по Ветлуге и Унже в уезды: Кологривский, Варнавинский и Макарьевский.
Промышленность граждан, преимущественно купцов, состоит в покупке на торгах и базарах в городе и уезде разных лесных изделий и в сплаве их для распродажи в поволжских городах. Собственно местная торговля разными товарами производится в лавках, в которых продаются разные съестные припасы, чай, сахар, варенье, фрукты, табак, красные товары и недорогие меха, железо и проч. Всех лавок в Ветлуге 32; из них с красным товаром 6, с железом 5, с галантерейным 6, мучным 15. Торговля мещан заключается в продаже жизненных припасов: муки, круп, мяса, масла и проч. Некоторые из мещан занимаются портным и сапожным мастерством, кузнечною, кирпичною, печною, малярною и пильною работами, охотою и рыбною ловлею, а в летнее время как они, так и другие, не имеющие торговли, преимущественно занимаются сплавом барок и лесных плотов по найму хозяев. Вообще большая часть мещан находится в крайней бедности и не в силах даже оплачивать государственные подати.
(С. 619). В Ветлуге находится гостиница, питейный дом, ведерная и штофная лавка.
Хлебопашеством и сенокосом Ветлужские мещане почти совершенно не занимаются, а обращают свое внимание преимущественно на огородничество, но и оно по свойству самого климата находится на довольно низкой степени.
Ярмарок в Ветлуге ежегодно бывает две: Благовещенская с 25 по 28 марта, а Рождественская с 15 декабря по 1-е января. Торговый оборот ярмарок в 1857 году простирался: Благовещенской до 8 500, а Рождественской до 2 000 руб. На ярмарки привозятся кожи, овчины, сало, масло, медь, мыло, невыделанные звериные шкурки, мочала, рогожи, кули, конская сбруя, сани, дровни, телеги, колеса, косы, серпы, топоры, гвозди, чугунные горшки, котлы, вареги, чулки. Кроме того на обе ярмарки приезжают разносчики с красным товаром, сукнами, материями, ситцами, шелковыми и бумажными платками; бывают также мелочные торговцы с духами, помадою, чашками, пуговицами, книгами и картинами.
Из числа общественных и правительственных учреждений в Ветлуге находятся:
1). Приходское училище, в котором в 1857 году было учащихся 34 мальчика и 2 учителя.
2). Больница, устроенная на 15 человек.
3). Деревянный тюремный замок.
Для подания помощи при пожарах устроена в Ветлуге пожарная команда, состоящая из 3 рабочих, 3 упряжных лошадей, 5 рукавов, 7 летних и 7 зимних дрог, 3 бочек, 3 чанов, 2 ушатов, 2 ведер, 2 лестниц, 8 багров и 3 топоров. В полицейском отношении город составляет один квартал. Городская полиция состоит из городничего, 2 квартальных надзирателей, 8 десятских и 3 вышепоказанных рабочих при пожарной команде (как десятские, так и рабочие избираются ежегодно из мещанского общества по выбору, и они находятся на своем собственном содержании).
Кроме того, для заведования письменными делами и производства переписки при полиции находится письмоводитель и писец.
В городской доход в 1857 году поступило – 1700 74 2/4 к. сер[ебром], так что по числу постоянных жителей в Ветлуге в доход города приходится по 62 1/3 коп. сер[ебром] на каждую душу обоих полов.
(С. 620). Расход же составлял 1282 р. 15 ¾ к. Следовательно, в остатке к 1858 году оказалось 18 р. 59 к. Отсюда видно, что хотя доход Ветлуги очень незначительный, но зато и расход весьма мал; так что доход достаточен не только для покрытия его расходов, но и для составления запасного капитала.

Взаимоотношения А.Г. Достоевской и Б.В. Никольского

Стогов Д.И. Взаимоотношения А.Г. Достоевской и Б.В. Никольского сквозь призму проблемы исторического наследия // Информация – Коммуникация – Общество (ИКО–2021): Труды XVIII Всероссийской научной конференции / Санкт-Петербург, 18–19 марта 2021 г. СПб.: Изд-во СПбГЭТУ, 2021. С. 384–388.

К 105-летию со дня кончины М.Д. Челышева (26 сентября н.ст.)

«Не полумерами бороться с народным пьянством, а совершенно запретить приготовление алкоголя». О трезвеннических идеях М.Д. Челышева



    В 2020-м году исполняется 105 лет со дня кончины выдающегося борца за народную трезвость Царской России, депутата Государственной Думы, самарского городского головы Михаила Дмитриевича Челышева (Челышова) (1866–1915). Несмотря на то, что о деятельности подвижника трезвости в последние годы упоминают довольно много (преимущественно в трезвеннических изданиях; см., напр., заметку «Памяти М.Д. Челышева» в газете «Соратник», 2015, № 6 (220), с. 12), тем не менее, до сих пор серьезных научных публикаций, посвященных его жизни и работе, остается очень мало.
    М.Д. Челышев происходил из крестьян Владимирской губернии, в 1880 г. переехал в Самару, где в течение нескольких лет занимался – сначала лично, а потом в качестве подрядчика – малярными работами. Постепенно преуспев материально, он стал купцом и владел различными торговыми заведениями и банями, был совладельцем «Торгового дома Челышев с сыновьями». 24 июня 1892 г. Михаил Дмитриевич был избран Самарским городским обществом гласным (депутатом) местной городской Думы, на протяжении последующих 23-х лет, до самой своей смерти, занимая эту должность. Кроме того, в период с 1904 по 1910 г. он также избирался гласным уездного земского собрания.
    О религиозных убеждениях М.Д. Челышева свидетельствует хотя бы тот факт, что он являлся руководителем строительства, а затем и старостой храма во имя святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии в Самаре, который был освящен в 1898 г.

    М.Д. Челышев состоял в партии «Союз 17 октября», или, как ее обычно называли, партии октябристов, – правоцентристской организации, костяк которой составляли крупные землевладельцы, промышленники и предприниматели, всецело поддерживавшие основные положения Царского манифеста 17 октября 1905 г. о введении в стране гражданских свобод и создании общероссийского законодательного учреждения – Государственной Думы. Впрочем, известно и о том, что Челышев участвовал в работе правых (монархических, черносотенных) организаций. В частности, он выступал в прениях по докладу другого пламенного борца с пьянством, Н.Н. Шипова, в «Русском собрании» 23 ноября 1907 г. (см.: Вестник Русского Собрания. 1907. № 32–34. 1908. № 35). Михаил Дмитриевич тогда убежденно доказывал «необходимость запрещения потребления спиртных напитков и допущения таковых к продаже разве в виде лекарственного средства, отпускаемого из аптек». Его речь была встречена публикой шумными аплодисментами.
    Являлся М.Д. Челышев и почетным членом Казанского общества трезвости, которое основал и возглавлял монархист, черносотенец А.Т. Соловьев.
    В 1907 г. М.Д. Челышев был избран членом Государственной Думы от партии октябристов, а с 17 ноября 1909 г. по 18 августа 1912 г. он также занимал пост самарского городского головы. Активная позиция Челышева по борьбе с казнокрадством и взяточничеством, создание по его инициативе института народных контролеров привели к противодействию его деятельности со стороны недовольных. В итоге после упразднения городской Думой института народных контролеров политик был вынужден уйти в отставку. В том же 1912 г. Челышев был избран на должность почетного смотрителя во Второе городское шестиклассное училище.
    Скончался Михаил Дмитриевич в самом расцвете сил 13 (26) сентября 1915 г. и был похоронен при огромном стечении народа на Всесвятском кладбище. На третий день после его смерти Самарская городская Дума приняла решение об увековечении его памяти: предполагалось назвать в честь общественного деятеля улицу, создать музей его имени (в настоящее время его именем назван Музей истории города Самары), учредить стипендии его имени, установить на Алексеевской улице Самары бронзовый памятник подвижнику трезвости. Последующие революционные события помешали претворению этих планов в жизнь.
    Многочисленные речи М.Д. Челышева в Государственной Думе и с других трибун свидетельствуют о нем как о пламенном ораторе, который убежденно отстаивал идеи жесткой борьбы с пьянством и утверждения трезвости. Особые нарекания вызывала в речах Михаила Дмитриевича так называемая винная монополия, введенная в 1894 г. по инициативе тогдашнего министра финансов России С.Ю. Витте и  действовавшая до 1914 г. Винокуренные заводы при введении монополии могли по-прежнему принадлежать и частным предпринимателям, но производимый ими спирт выкупался казной, проходил очистку на государственных складах и продавался в казенных лавках. Введение винной монополии привело в итоге к еще большему увеличению продажи спиртного. М.Д. Челышев, критикуя винную монополию, выступал за полный отказ от т.н. «пьяного бюджета» и за утверждение трезвости.

    Также М.Д. Челышев известен как один из разработчиков законопроекта «О мерах борьбы с пьянством», который, однако, хотя и был одобрен Государственной Думой, так и не был принят из-за противодействия тех лиц, кто извлекал наибольшую выгоду от винной монополии. Этот документ не потерял своей актуальности и в наши дни.
    Между тем, идеи М.Д. Челышева об абсолютной трезвости нашли живой отклик в среде различных политиков и общественных деятелей. Многие предложения Михаила Дмитриевича впоследствии были использованы при введении Императором Николаем II ограничительных мер по производству и продаже спиртного в самом начале Первой мировой войны.
    Многочисленные выступления М.Д. Челышева были опубликованы при его жизни как в стенографических отчетах Государственной Думы, так и отдельными брошюрами и книгами. Среди наиболее значимых укажем на следующие издания:
    Челышов М.Д. Главная причина нашего несчастия. Издание второе. Самара: Земская типография. 1907. 29 с.
    Челышев М.Д. Речь депутата Челышева по вопросу пьянства. СПб.: Отечественная типография, 1909. 13 с.
    Челышов М.Д. Пощадите Россию! Правда о кабаке, высказанная самим народом по поводу закона о мерах борьбы с пьянством. Издание члена Государственной Думы М.Д. Челышова. Самара: Типо-литография З.Л. Гордон и Ко, 1911. 232 с.
    Челышов М.Д. Речи М.Д. Челышова, произнесенные в Третьей Государственной Думе о необходимости борьбы с пьянством и по другим вопросам. Издание автора. СПб.: Типография Александро-Невского общества трезвости, 1912. VIII; 786 с.
    Остановимся подробнее на брошюре М.Д. Челышева «Главная причина нашего несчастия». В предисловии автор указывает на то, что к ее написанию побудила передача правительством П.А. Столыпина в Государственную Думу второго созыва государственного бюджета. Написанная в спешке, брошюра, тем не менее, была издана в количестве 1000 экземпляров, быстро разошлась и стала весьма популярной. Это обстоятельство вынудило Челышева выпустить второе издание брошюры, исправленное и дополненное.
    Между тем, брошюра первого издания была разослана всем членам Госдумы второго созыва и министрам. В итоге около 170 депутатов Думы внесли в нижнюю палату парламента заявление с требованием пересмотреть закон о питейной торговле; впрочем, из-за роспуска Думы 3 июня 1907 г. документ не был рассмотрен.
    М.Д. Челышев настаивал, чтобы новый, третий созыв Госдумы рассмотрел этот документ; при этом депутат подчеркивал, что нужно «не полумерами бороться с народным пьянством, с этим величайшим всенародным злом, в котором, как в эфире, растворится все, что есть самого чистого и светлого в человеке, – а совсем уничтожить этот закон, издав новый – о совершенном запрещении в России винокурения, пивоварения и приготовления вообще алкоголя во всех его видах и о запрещении ввоза его в пределы Империи».
    М.Д. Челышев выражал возмущение тем, что после введения винной монополии пьянство только увеличилось, в том числе в ресторанах, буфетах и других подобного рода заведениях. «А спрошу я, во что можно оценить потерю здоровья, нравственности и даже жизни от вина»? – вопрошал депутат и замечал, что «это не поддастся никакому подсчету по своей величине». Политик и общественный деятель подчеркивал, что «употребляемый в виде напитка этот яд страшно разрушает организм человека», а также обращал внимание на то, «какое скверное влияние имеет вино на душу человека, т. е. его нравственность».
    «С отрезвлением же народа для государства значительно сократятся расходы на содержание тюрем, судов, домов для умалишенных, а главное, на кормежку народа в неурожайные якобы годы, каковые неурожаи и громадные недоимки за народом, с уничтожением продажи вина, прекратятся на русской земле, и чрез каких-нибудь десяток лет нашу родную Русь узнать будет нельзя», – резонно полагал М.Д. Челышев.
    Брошюра также свидетельствует о верноподданнических и монархических убеждениях Михаила Дмитриевича. Он подчеркивал, что Царь, «наш неусыпный и неустанный заботник о благе народном, войдет в рассмотрение вопроса об искоренении сильно всосавшогося в плоть и кровь Его верноподданных яда и даст этому делу нужное направление». «Не следует забывать, что Царь тогда только может быть покоен за свой народ и Царство, когда этот народ будет здоров, силен, сыт и материально обеспечен; следовательно, не может быть и тени сомнения в том, чтобы Его Императорскому Величеству неугодно было решение Думы, направленное к достижению народного благосостояния», – писал политик.
    М.Д. Челышев также подчеркивал, что «Царю и нашему родному великому отечеству для борьбы с внешними врагами нужно сильное и выносливое войско, между тем от употребления вина народ мельчает физически и нравственно разлагается; воинские присутствия ставятся в необходимость принимать в военную службу людей почти что без нужного разбора, лишь бы из массы негодных к службе молодых людей составить требующийся комплект новобранцев, а это уже грозный признак вырождения, смотреть на который равнодушно невозможно: избави Бог, если придется русской земле вывести испытание ее веры и силы, какие она вынесла и вышла победительницей в 1612 и 1812 годы, в подобных случаях бывает победителем только сильный, потому что только в здоровом теле и здоровый дух живет: и нужно неуклонно стремиться к тому, чтобы наша родная Русь, в годину таковых несчастий, могла бы идти за своим Самодержавным Вождем, ничего не боясь, и по Его приказу восстать вся, как один человек, сильная здоровая, сытая, страшная для всех наших врагов».
    Прокомментировал в своей брошюре М.Д. Челышев и расхожее среди тогдашней (да и нынешней) интеллигенции утверждение о том, что «нужно дать народу образование, тогда он сам не станет пить». Однако, – подчеркивал Михаил Дмитриевич, – ведь всем хорошо нам известно, что пьяного ни чему учить невозможно, нельзя, а прежде нужно дать ему проспаться и на что требуется только для одного человека не менее как три дня, то ведь для целого государства нужно не три дня, а минимум 30 лет просыпаться, а он может проспаться только тогда, когда не будет вина, – да мы уже видим, что тратили города, земство и государство на народное образование назад тому 25 лет: тратили тогда менее, чем теперь, на несколько раз, так что образование все усиливается и распространяется, но об руку с ним не отстает и народное пьянство, из чего видно, что бороться с этим злом нужно иначе, т. е. вырубая ему корень…». В заключение М.Д. Челышев выражал уверенность, что Дума сможет добиться издания этого постановления, и процитировал слова Священного Писания: «Ищите и обрящете, толцитесь и отверзется, просите и дастся вам» (Точная цитата: «Просите, и дастся вам: ищите, и обрящете: толцыте, и отверзется вам» (Мф. 7: 7).

    И сегодня, спустя более ста лет, трезвеннические идеи М.Д. Челышева не потеряли своей актуальности и могут быть востребованы при подготовке законов, связанных с необходимостью утверждения в стране трезвости.

    Дмитрий Игоревич Стогов, кандидат исторических наук

    Город святых воспоминаний

    24 августа мне удалось, пусть даже и в течение одного дня, посетить город Ветлугу Нижегородской области. Это город моих предков, в котором жили мои бабушка с дедом, родились их сыновья, в том числе мой отец. Это город, в который в далеком уже теперь детстве я практически каждый год приезжал к бабушке, в который приезжал и впоследствии, уже через много лет после смерти бабушки. Это город, в который мне всегда хочется возвращаться вновь и вновь. Это город, одно существование которого внушает мне оптимизм и уверенность в жизни, несмотря на все перипетии жизненного пути…

    Как и в прошлом году, ехал я из Санкт-Петербурга на челябинском поезде до станции Урень. В 7.50 выехал из Уреня на автобусе в Ветлугу. В нынешних условиях борьбы с пандемией коронавируса и введения по стране различных ограничительных мер я, честно говоря, вообще не рассчитывал, что смогу вновь сюда попасть. И вот все-таки попал. В этом году, несмотря на конец августа, Ветлуга встречала меня теплой летней погодой. Почти весь день ярко светило солнце, а небольшой дождик в самом начале моего краткого пребывания в Ветлуге не омрачил моего настроения.

    Посещение Ветлуги началось для меня, естественно, с автостанции. Заметил, что грязный туалет, стоявший тут на протяжении многих и многих лет и весь испещренный надписями, снесен, а на его месте поставили аккуратные домики биотуалетов. Тут же, на автостанции, возвели новый магазин «Пятерочка». Еще один магазин этой же торговой сети уже несколько лет стоит на углу ул. Урицкого и ул. Алешкова, другой – в микрорайоне.





    Моя прогулка по городу продолжилась в Лесном техникуме (Лесоагротехническом). Перешел по мосту речку Красницу. Мост этот в настоящее время ремонтируют, правая сторона пути перекрыта. На протяжении последних лет часть моста находилась в аварийном состоянии.



    На Ветлужском кладбище посетил могилу деда, прабабушки, других родственников. Нашел отремонтированный в прошлом году усилиями писательницы Алины Яковлевны Чадаевой крест на могиле архитектора Николая Шевякова. Эта могила и соседние пребывают в добротном ухоженном состоянии. На памятном кресте, возведенном на месте убиения в 1918 году жертв красного террора, появилась новая табличка…





    Мой путь продолжился в сторону реки Ветлуги, где, несмотря на конец августа, удалось даже искупаться. Про реку Ветлугу и ее уникальный ландшафт можно писать много – одно простое пребывание у реки чего стоит! А окунуться в ее спокойные чисты воды – вообще впечатление незабываемое. Как писал М.Е. Салтыков-Щедрин, «одним словом, Ветлуга — это наша русская Лета, в волнах которой никому безвозбранно окунуться не дозволяется».



    Следующая моя крупная остановка была возле Ликероводочного завода. Впрочем, завод уже почти 20 лет не работает. Отрадно, что часть старинных построек привели в порядок, покрасили. Будем надеяться, что постепенно приведут в порядок и весь архитектурный комплекс…



    И вот я за рекой Ветлугой в районе Лопатного озера. Красота здешней природы неописуемая! Сюда, несмотря ни на что, хочется возвращаться вновь и вновь! Как всегда, есть что вспомнить – и как когда-то мы ездили по старой дороге в Урень, и как рыбачили в озерах, и как купались, и как просто гуляли…







    Обязательно захожу в Екатерининскую церковь – всегда такую чистенькую, добротную и аккуратную. Тридцать один год тому назад, на Ильин день, 2 августа 1989 г. я именно здесь принял таинство Святого Крещения. В храме под стеклом пребывает старинная деревянная скульптура Христа, множество старинных икон, горят лампады.  Торжественно и очень тихо, народу вообще никого…



    Прошелся я и по улице имени Бахирева, набережной реки Ветлуги. Пару лет назад ее привели в должный порядок, о чем я уже писал. Правда, не заживают раны от утрат прошлых лет, особенно не хватает здания бывшего Ветлужского народного дома, впоследствии кинотеатра «Волна».

    В плачевном состоянии по-прежнему пребывает старейшая постройка города – Троицкая церковь (1806 г.), о чем я тоже уже много писал. К сожалению, пока что ее состояние не улучшилось.

    Пару лет назад я писал о «луче надежды». И вот, похоже, как пел когда-то Игорь Тальков, «сверкнул надежды луч», впрочем, в данном случае не в ироническом, как у Талькова, смысле, а в самом прямом. Здание торговых рядов, некогда возведенное архитектором Шевяковым, активно реставрируют. Конечно, пока лишь только фасад привели в порядок, но и то хорошо. Конечно, диссонансом выглядят белые стеклопакеты на старинном здании, но все же это лучше, чем полное разрушение…



    Напротив находится дом лесопромышленника И.С. Воронцова, о котором мною тоже неоднократно говорилось. Его состояние, мягко говоря, удручающее…

    В не лучшем положении бывшая торговая лавка пивоваренного завода В. Зебальда, в советское время - кулинария. Здание, откровенно говоря, просто разрушается.



    Есть и совершенные утраты. Так, просто-напросто исчез дом № 79 по улице Алешкова, стоявший на углу с улице имени Бахирева за почтой. Аналогичная участь постигла и дом 52 по улице Алешкова (это угол с улицей Урицкого). Вспоминаю, как в детстве я ходил мимо этого дома в центр города. На подоконнике маленького подвального окошка лежали, как ни странно, сушки. Тут же бегало множество котов и кошек. Еще в 2014 г. я размещал здесь фотографию 2007 г., где видно, что на углу улицы Урицкого и улицы Алешкова стоят четыре старинных дома, по одному на каждом углу. Сначала один из них исчез, потом второй, теперь вот третий… Остался только один, и то явно в плачевном состоянии.





    Вообще, по всей Ветлуге каждый год исчезают (сгорают или просто разрушаются) многие старинные дома, в первую очередь, конечно, деревянные. Я понимаю, что этот процесс неизбежен, что дерево – материал недолговечный. Но поражает безвкусие сегодняшних хозяев и владельцев – новые дома, как бараки, строят их на скорую руку. Раньше же чуть ли не каждый дом с резными наличниками, высокими покатыми крышами являлся, по сути дела, произведением искусства.

    Отрадно, что отремонтировали старинный дом по адресу: улица Алешкова, д. 70. Правда, до старинных ворот дома пока что, очевидно, руки не дошли. Надеюсь, что все же дойдут.



    И вновь я на берегу реки Ветлуги, на сей раз под наволоком. Широкие поля, высокие деревья, сосны и ели…

    Удалось побывать и в микрорайоне (тут неподалеку возводят физкультурно-оздоровительный комплекс, что, конечно, отрадно), и в парке «Динамо», где возвели новые туалеты. Правда, какие-то, очевидно, малолетние вандалы уже умудрились их испортить.





    Преобразилась к этому году и Площадь 1 Мая. Появились новые фонтаны, детские и спортивные площадки. Меня, конечно, больше всего порадовали ворота и стенды с фотографиями Ветлуги разных лет.





    Быстро летит время, и вот уже мне нужно возвращаться назад, в Урень. К сожалению, я в этом году был крайне ограничен во времени.

    Ветлуга – это город, в который мне хочется возвращаться вновь и вновь.

    И в который раз вспоминаются слова уже упомянутого мною сегодня Игоря Талькова:

    Вот поезд тронулся, и позади
    Остался маленький город.
    Смешно, конечно, но только в пути
    Я пойму, как он мне был дорог.
    Ну, а пока, скорость набрав,
    Мой поезд весело мчится.
    Это потом я сорву стоп-кран
    И сойду, чтоб к нему возвратиться.
    Маленький город, маленький город
    С улицами в три дома,
    С шепотом тополей за окном,
    До боли родной и знакомый.
    Маленький город, маленький город,
    Ты обо мне скучаешь
    И в колыбели ласковых снов
    Детство мое качаешь.
    В шуме и гаме больших городов
    Я долго буду скитаться,
    И ты мне поможешь, как истинный друг
    Не споткнуться, не потеряться.
    И под небом далеких стран
    Долго мне будешь сниться,
    Ну, а потом я сорву стоп-кран
    И сойду, чтоб к тебе возвратиться.


    Дмитрий Игоревич Стогов

    Фотоматериалы.

    Дмитрий Стогов. Ветлужский некрополь.




    Уходят в мир иной поколения людей, творивших в этом мире… Всем известны мемориальные кладбища наших крупных городов – Москвы, Санкт-Петербурга, Казани, Нижнего Новгорода… Но зачастую память о выдающихся людях прошлого хранят кладбища провинциальных городов, коих по всей Матушке-России не счесть!
    Одним из таких провинциальных некрополей является кладбище города Ветлуги Нижегородской области. О самом городе, о его истории и современной жизни мне приходилось писать достаточно много, в том числе и на страницах сего журнала. Поэтому желающих отсылаю к прежним моим публикациям, хотя бы вот к этой.
    Здесь же коротко поговорим о Ветлужском городском кладбище.
    В дореволюционное время жителей Ветлуги хоронили на кладбище возле Екатерининской (так называемой «кладбищенской») церкви. Фрагменты захоронений сохранились, но, к сожалению, послереволюционное лихолетье жестоко ударило по дореволюционному ветлужскому некрополю. От него на сегодняшний день мало что осталось, и надо осознавать, что ряд прилегающих к упомянутой церкви территорий с жилой застройкой есть не что иное, как бывшее кладбищенская земля (но, как мы все понимаем, применительно к кладбищу слово «бывшее» вряд ли будет уместно).
    В 1918 г., после подавления Уренского восстания (получившего в советской литературе именование «Уренский белогвардейский мятеж»), хоронить начали на т. н. «Сошихе» (утверждают, что народное название кладбища связано с речкой, которая через него протекает) в лесном массиве за рекой Красницей, в северо-восточной части города. Первыми захоронениями как раз и явились братские могилы участников восстания.
    Впоследствии кладбище разрасталось, расширялось.
    По официальным данным, в настоящее время площадь некрополя составляет около 10 га. В 2005 г. на кладбище была возведена деревянная часовня Воскресения Христова.
    И в наши дни кладбище сохраняет статус действующего.
    Публикую фотографии могил некоторых знаменитых людей города Ветлуги, похороненных на Ветлужском городском кладбище. Безусловно, памятных надгробий значительно больше, и представленным здесь скромным материалом виртуальная экскурсия по Ветлужскому кладбищу не исчерпывается. Вообще, в перспективе желательна публикация в сети Интернет сведений о захоронениях (с фотографиями) выдающихся людей города Ветлуги и Ветлужского района. Сознавая сложность и грандиозность сей задачи, тем не менее, вношу некоторый скромный вклад в ее реализацию.


    Могила блаженной Марии Шудской. Некоторые сведения о ней см. здесь.


     Могила блаженной Степаниды. Некоторые сведения о ней см. здесь.


      Крест на братской могиле Ветлужского кладбища.


       Крест на братской могиле. Общий вид.


     Братская могила.

    (Продолжение следует)

    Мои недавние публикации

    1. Моя статья по истории борьбы с пьянством в Первую мировую войну: http://vk.com/id1004423?w=wall1004423_566%2Fall

    2. Вышла в свет книга известного черносотенного деятеля П.А. Крушевана под моей редакцией:
    http://rusinst.ru/articletext.asp?rzd=2&id=7749&tm=22

    3. История Замоскворецкого общества трезвости в одном файле (я в соавторстве): http://vk.com/id1004423?w=wall1004423_556%2Fall

    4. Газета "Трезвение", март 2015 г. В ней содержится моя публикация статьи К. Урсуляка "Рабочие и трезвость" (Донбасс, период Первой мировой войны):
    http://trezvenie.org/smi/trezvenie/full/&id=17325

    Дмитрий Стогов. Положительные символы России (2011). Начало.

    Впервые опубликовано: Вестник Петровской академии. 2013. № 2 (31). С. 107–115.

    Положительные символы России

    «Ни один народ в мире не имел

    такого бремени и такого задания,

    как русский народ.

    И ни один народ не вынес из таких испытаний

    и из таких мук — такой силы,

    такой самобытности, такой духовной глубины.

    И. А. Ильин[1].

    Россия… Бескрайнее государство Евразии, объединяющее в себе сотни совершенно различных по языку, религии, самосознанию народов. Тысячелетняя Империя, скрепляющая воедино самые разнообразные культуры. Хранительница Вселенского Православия, передавшая нам в первозданном, неискаженном апостольском виде всю полноту христианской традиции...

    Однако посмотрим: какой же образ нашей страны рисуется пред взором неискушенного европейца? Как пытаются представить западные (и не только западные!) средства массовой информации-дезинформации Российскую державу? Дикие полусумасшедшие орды полусумасшедших людей, совершенно не способные к «цивилизованной» жизни, владеющие, однако, неисчислимыми природными богатствами. Всюду представляются в России только хаос, неразбериха, ну и, конечно же, непременные пресловутые медведи на улицах русских городов и водка, а, если точнее, море водки, в которой буквально захлебывается русский народ… Может быть, конечно, я утрирую, но самый вектор отношения «просвещенного» Запада к России именно таков, и таков он уже на протяжении многих веков (вспомним трактаты иноземных публицистов времен Иоанна Грозного и Бориса Годунова – Генриха Штадена, Антонио Поссевино, Джильса Флетчера[2] и многих других). На Западе уже своего рода притчей во языцех стали такие клише, как «русская мафия», «российская коррупция», «русские девочки», «русская водка», «русский мат», «российская угроза» и пр. и пр.

    С начала 1990-х годов уже в самой постсоветской России новоявленный агитпроп, призванный привнести в массы наспех сколачиваемую по западным лекалам «демократическую», «либеральную» идеологию, поставил пред собою непростую с технической точки зрения, но четко выверенную задачу: навязать русскому человеку комплекс неполноценности, внушить ему, что он – второсортный человек, «быдло», дикарь, «необоснованно» занимающий евроазиатское пространство, не способный к самостоятельному творческому процессу. Наспех составленные для сегодняшних школьников и студентов учебники отечественной истории и обществознания «нового поколения», как правило, за редким исключением внушают своим юным читателям, что русская история – не что иное, как «сплошное недоразумение», что истоки всех российских достижений следует искать во влиянии западной цивилизации на Россию, и даже российская государственность вновь, как это было в середине XVIII века среди части германо-ориентированной петербургской академической интеллигенции (пресловутые Г. З. Байер, Г. Ф. Миллер и А. Л. Шлецер[3]), стала объявляться иноземным (норманнским) порождением.

    Много ли мы найдем в нынешней учебной школьной программе по истории положительных символов России? Давайте обратимся непосредственно к «Программам общеобразовательных учреждений»[4]. Проанализировав содержание этого документа, неизбежно приходишь к выводу, что единственным положительным символом в курсе отечественной истории 11-го класса (ХХ век) является, пожалуй, только Великая Отечественная война, которую в последние годы стали все же преподавать, в отличие от 1990-х годов, более качественно, стараясь при этом избегать нивелирования и очернения подвига советских воинов. Отчасти, в сравнении с 1990-ми годами, изменился также подход и к изучению страниц отечественной истории, связанных с индустриализацией, созданием «ядерного щита» и пр. Если 15–20 лет назад эти события рассматривались исключительно в негативном ключе, и при этом часто авторы учебников сознательно сгущали краски, то в последние годы наметился более реалистический подход, с выделением несомненных положительных моментов. Однако все остальные страницы отечественной истории ХХ века по-прежнему рисуются с преобладанием негативных оттенков. Вновь и вновь, как и в доперестроечное время, в учебниках истории можно прочитать и об «отсталой», «аграрной» России начала ХХ века, и о жестоком беспощадном «царизме», и о России как «тюрьме народов». Появились за последние двадцать лет и новые понятия: к примеру, школьникам внушают мысль об отсутствии «толерантности» в Царской России, о якобы имевших место небывалых притеснениях некоторых народов (поляков, евреев и пр.), как будто бы только именно в нашей стране и были подобные гонения, как будто бы «просвещенная Европа» и Северная Америка были в те времена уже сплошь «толерантны» по отношению к инородцам!

    Цель такого подхода вполне ясна: внушив русскому и другим коренным народам России комплекс неполноценности, подготовить соответствующую идеологическую почву для последующей духовной и физической колонизации России. В этой связи вновь, уже в который раз, уместно напомнить, так сказать, основные положения пресловутого «Плана Даллеса»[5], который содержит в себе дьявольский план по духовному разложению России:

    «Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания. Из литературы и искусства мы, например, постепенно вытравим их социальную сущность, отучим художников, отобьем у них охоту заниматься изображением, исследованием тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс. Литература, театр, кино – все будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства словом, всякой безнравственности. В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху...

    Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство, наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов - все это мы будем насаждать ловко и незаметно... Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением... Мы будем браться за людей с детских, юношеских лет, будем всегда главную ставку делать на молодежь, станем разлагать, развращать, растлевать ее. Мы сделаем из них шпионов, космополитов. Вот так мы это и сделаем»[6].

    Говоря о целях, которые ставят пред собою враги России, стоит также припомнить и высказывание бывшего английского премьера Маргарет Тэтчер, которая когда-то заявляла, что советская экономика совершенно неэффективна, есть лишь ее небольшая эффективная часть. И в этой-то эффективной части, имеющей, по мнению Тэтчер, право на существование, занято всего 15 миллионов человек нашего населения[7]. Из слов бывшего британского премьера можно сделать далеко идущий вывод о том, что все остальное население СССР – России фактически является «лишним» на земном шаре.  

    Если мы желаем сохранения России как единой, великой и сильной державы, с живущим в достатке народом, то пора, наконец, преодолеть в русском человеке усиленно навязываемый ему либерально-космополитическими силами комплекс неполноценности, четко понять и усвоить – что же хорошего, положительного дала Россия за более чем тысячелетнюю историю миру, в чем состоят, собственно говоря, положительные символы России?!

    Попробуем ответить на этот непростой вопрос, обратившись к анализу важнейших событий российской истории.

    1). Россия и ее объединяющая, консолидирующая роль на евразийском пространстве.

    Для того, чтобы понять духовный смысл существования России как великой державы, Империи, надо сделать серьезный исторический экскурс и вспомнить, что из себя представляло пространство, ныне занимаемое Государством Российским, в отдаленные времена.

    Издавна территория нынешней России являлась ареной борьбы различных народов за существование, своего рода «пороховой бочкой» (если можно так выразиться применительно к древности и средневековью) Евразии. Так было исстари, еще в те времена, когда на необъятных просторах Евразии кочевали скифы и другие варварские народы. Достаточно перечитать главу из «Истории» Геродота о походе персидского царя Дария против скифов, чтобы хоть мало-мальски представить всю сложность и ужасы этой борьбы.

    А чего стоит одно только Великое переселение народов, когда масса совершенно разноликих племен и народов – сарматы, аланы, гунны, авары (в русских летописях именуемые обрами) и пр. заселяли евразийское пространство, а позже исчезали. Многомиллионная племенная масса германцев под воздействием Великого переселения народов смогла разрушить вдребезги, казалось бы, вековечную Римскую Империю и нанесла существенный урон Восточной Римской (Византийской) Империи.

    В ту далекую пору славянские племена были еще слабы и разрозненны, и они сами зачастую становились жертвами других, более сильных народов. Даже позже, уже в Х веке, значительная часть восточнославянских племен (поляне, радимичи, вятичи и пр.) платили дань хазарам – степному народу, находившемуся под сильным иудейским влиянием. Однако такое пагубное положение вещей не могло существовать сколько-нибудь долго, и первые русские князья, объединители Руси и русской народности, поставили пред собою задачу избавления от зависимости со стороны соседних племен.

    Особо подчеркнем, что решение этой важной задачи не могло произойти без укрепления государственного начала. Как отмечает историк И. Я. Фроянов, «в результате завоеваний, осуществленных полянами, в IXX вв. сложился огромный, общевосточнославянский межплеменной суперсоюз (союз союзов), хвативший почти всю Восточную Европу»[8]. Отметим, что одной из важнейших причин консолидации восточнославянских племен как раз и явилась внешняя угроза.

    Как в свое время убедительно доказал историк В. В. Мавродин, к IXXI вв. уже «сложился русский народ», или, иначе говоря, «древнерусская народность»[9], в которую слились все восточнославянские племена, и для которой уже в те далекие времена было характерно единство языка, территории, культуры, психического склада, сознание единства всех русских[10]. Постепенно русские осознают свое место и роль в мире, о чем свидетельствуют, в частности, такие литературные памятники Древней Руси, как «Слово о законе и благодати» митрополита Илариона, «Слово о полку Игореве…» и др.

    Князь Святослав Игоревич навсегда избавил русские земли от хазарской кабалы, дал русскому народу импульс для дальнейшего поступательного развития. И в этой связи существование Русского государства объективно способствовало благоденствию и спокойствию Европы. Россия смогла в итоге объединить враждовавшие между собой бесчисленные народы Евразии, прекратить многовековую распрю на евразийском пространстве, создать на этой огромной территории огромное государство – фактически Империю, взяв тем самым на себя функцию Удерживающего мир от зла и погибели.







    [1]   Ильин И. А. О путях России // Кадетская перекличка. 2004. № 75. С. 3–4.

    [2] Штаден Г. О Москве Ивана Грозного. Записки немца-опричника. М., 1925; Иван Грозный и иезуиты: миссия Антонию Поссевино в Москве [сборник]. М., 2005; Флетчер Дж. О государстве Русском. М., 2002.

    [3] Сочинение о варягах автора Феофила Сигефра Беэра <Байера>, бывшего профессора восточной истории, и восточных языков, при Императорской Академии наук / Переводил с латинского языка Кирияк Кондратовичь. 1747 года, в генваре. [Санкт-Петербург]: при Императорской Академии наук, 1767; Миллер Г. Ф. Сочинения по истории России. Избранное / Сост. А. Б. Каменский. М.: Наука, 1996; Шлецер А. Л. Нестор. Русские летописи на древнеславянском языке, сличенные, переведенные и объясненные А. Шлецером. СПб., 1808.

    [4] Программы общеобразовательных учреждений. История. Обществознание. 5–11 классы. М., 2005.  

    [5] Аллен Уэлш Даллес (англ. Allen Welsh Dulles), (7 апреля 1893, Уотертаун, Нью-Йорк — 29 января 1969, Вашингтон) — руководитель резидентуры Управления стратегических служб в Берне (Швейцария) во время Второй мировой войны, директор ЦРУ (1953—1961 гг.).

    [6] Цит. по: Правда. 11.3.1994.

    [7] Цит. по: Сколько в России лишних людей? (интервью с А. П. Паршевым) // http://www.pravoslavie.ru/guest/parshev.htm.

    [8] Фроянов И. Я. К истории зарождения Русского государства // Фроянов И. Я. Начала русской истории. Избранное / Отв. ред. проф. Ю. Г. Алексеев. М., 2001. С. 735.

    [9] Мавродин В. В. Образование единого русского государства. Л., 1951. С. 209—219.

    [10] Мавродин В. В. Историческая общность русского и украинского народов // Славяне. 1954. № 3. С. 15—18.

    Дмитрий Стогов. Положительные символы России (2011). Продолжение.

    Впервые опубликовано: Вестник Петровской академии. 2013. № 2 (31). С. 107–115.

    3). Русь как хранительница святоотеческого Православия.

    Промыслом Божиим было определено, что именно русский народ явился хранителем Православной веры, то есть неискаженной никакими ересями и людским суемудрием христианской традиции. Это обстоятельство четко осознавали наши предки. Все мы помним о теории «Москва – Третий Рим», высказанной впервые наиболее четко в двух посланиях конца 1523 — начала 1524 г. старца псковского Елеазарова монастыря Филофея (первое, адресованное дьяку Михаилу Григорьевичу Мисюрю-Мунехину, посвящено проблемам летосчисления и астрологии; второе, адресованное Великому князю Московскому Василию III Ивановичу, — правильному совершению крестного знамения и проблеме распространения мужеложства).

    Вот как сформулировал эту концепцию старец Филофей: «Да веси, христолюбче и боголюбче, яко вся христианская царства приидоша в конец и снидошася во едино царство нашего Государя, по пророческим книгам, то есть Ромеиское царство: два убо Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти»[5].

    Последнее утверждение старца: «а четвертому не быти» для нас, в нынешнюю кризисную эпоху, подчеркнем, особенно важно. На это обращает внимание Егор Холмогоров: «Главный и наиболее новаторский вывод пророка «Третьего Рима» связан с утверждением, что «четвертому не бывать», что дальше уже ничего не будет — только бунт антихриста, последняя война, горящая земля и небо, сворачивающееся как свиток. Никакого «четвертого Рима» историей не предполагается и если нечто подобное возникнет, то это будет на самом деле Новый Вавилон, вселенская блудница»[6].

    Великий русский поэт и дипломат Федор Иванович Тютчев был как раз одним из тех, кто понял и глубоко прочувствовал предназначение России как хранительницы Православия. Именно он раскрыл смысл ее «загадочности» и «неустроенности». При этом важно понимать, что Тютчев четко представлял себе суть вопроса, так как сам в течение многих лет жил на Западе и имел возможность осуществить глубокий сравнительный анализ России и Запада.

    Казалось бы, действительно, внешнее сравнение образа жизни русских и европейцев будет далеко не в пользу первых. Отметим, что, как и в XIX веке, наших современников по-прежнему поражает бедность и неустроенность русских. Достаточно, к примеру, побывать сначала, допустим, в Финляндии, а затем выехать на автомобиле или автобусе на российскую территорию, и, как говорится, почувствовать разницу. В Финляндии перед нами ухоженные сады, опрятные домики, идеальная чистота, экологичность. На российской же территории мы видим сплошь, выражаясь языком Ф. И. Тютчева, «эти бедные селенья»:

    Эти бедные селенья,

    Эта скудная природа —

    Край родной долготерпенья,

    Край ты русского народа!

    Не поймет и не заметит

    Гордый взор иноплеменный

    Что сквозит и тайно светит

    В наготе твоей смиренной.

    Удрученный ношей крестной,

    Всю тебя, земля родная,

    В рабском виде Царь Небесный

    Исходил, благословляя[7].

    Естественно, возникает резонный вопрос: почему так происходит? Почему Россия, выражаясь словами другого великого русского поэта, «нищая Россия» остается именно такой, нищей? Казалось бы, страна занимает первое место по территории, по запасам пресной воды, по многим природным ресурсам, полезным ископаемым. Вопрос, скажем так, не простой и, что называется, глубинный. Ответ на него следует искать в образе жизни, менталитете, самосознании русских. Отметим, в частности, что у русского человека, как правило, нет времени обустроить себя, он словно бы постоянно занят какими-то глобальными вопросами. Выражаясь словами все того же Ф. И. Тютчева,

    Умом Россию не понять,

    Аршином общим не измерить:

    У ней особенная стать —

    В Россию можно только верить[8].

    Именно в вере, в особой религиозности русского народа, во всецелой преданности идее (вспомним в этой связи, что публицист В. В. Кожинов справедливо охарактеризовал Россию и русскую государственность как идеократическую[9]) следует искать главную причину «загадочности» русской души.

    И здесь необходимо сказать несколько слов об идее богоизбранности русского народа, о русском народе как «народе-Богоносце». Эту богоизбранность ни в коем случае не следует понимать как состояние, при котором Господь Бог призвал один народ господствовать и повелевать над другими народами мира. Нет, смысл богоизбранности русского народа надо искать в евангельских истинах. Фактически Россия и русский народ уподобились Христу, Который, по образному выражению Ф. И. Тютчева, «в рабском виде» исходил родную землю. Русский народ, действуя сообразно евангельским принципам («Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя» (Иоанн. 15; 13), отдавал другим народам все, а сам оставался практически нищим. Русский народ восприял при святом Крещении евангельские истины буквально, в отличие от другого «богоизбранного» еврейского народа, в среде которого восторжествовал дух фарисейства, стяжательства, ориентация на добывание себе земных благ и пр.

    В итоге, как справедливо замечал И. Л. Солоневич, «ни одна нация в истории человечества не строила и не постигла такой государственности, при которой все втянутые в орбиту этого строительства нации, народы и племена чувствовали себя – одинаково удобно или неудобно, – но так же удобно или неудобно, как и русский народ»[10]. И далее мыслитель конкретизирует свои слова наглядными историческими примерами: «Никаких <Здесь и далее выделено в тексте источника. – Д. С.> следов эксплуатации национальных меньшинств в пользу русского народа. Никаких следов порабощения финских племен времен освоения волжско-окского междуречья. «Беспощадная эксплуатация Кавказа», при которой проливалась русская кровь, а миллионерами и министрами становились Лианозовы, Манташевы, Гукасовы, Лорис-Меликовы – и даже Сталины, Орджоникидзе и Берии. Один из результатов: Рим и Лондон богатели за счет ограбления своих империй, центр русской государственности оказался беднее всех своих «колоний». Но – оказался и крепче»[11]. Склонность к самопожертвованию, вытекающая из христианского нравственного начала, – важнейшая отличительная особенность русского национального характера.






    [5] Послание Филофея, игумена Елизаровской пустыни, к Государю великому Василию Ивановичу всея Руси // БАН, собр. Ф. Плигина, № 57, 21.5.15, рук. XVII в. А. 121 об. («Послание о злых днех и часех»).

    [6] Холмогоров Е. С. О национальной гордости великороссов // Холмогоров Е. С. Русский проект: реставрация будущего. С. 17. Электронная версия публикации: http://pravaya.ru/side/584/721?print=1.

    [7] Стихотворение Ф. И. Тютчева «Эти бедные селенья…» было написано им 13 августа 1855 г. в Рославле Смоленской губ., по пути из Москвы в свое имение Овстуг.

    [8] «Умом Россию не понять» — стихотворение (четверостишие), написанное Ф. И. Тютчевым 28 ноября 1866 года.

    [9] Кожинов В. В. Историософское приложение: О византийском и монгольском «наследствах» в судьбе России // Кожинов В. В. «Черносотенцы» и Революция (загадочные страницы истории) / Издание 2-ое, дополненное. М., 1998. С. 199.

    [10] Солоневич И. Л. Народная монархия / Репринтное воспроизведение издания 1973 г. М., 1991. С. 17.

    [11] Там же. С. 19.

    Моя книга о черносотенцах

    Стогов Д. И.Черносотенцы: жизнь и смерть за великую Россию.

    Д. И. Стогов. Черносотенцы: жизнь и смерть за великую Россию / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, Алгоритм, 2012. —  672 с.


    Монография кандидата исторических наук Д. И. Стогова посвящена черносотенцам – выдающимся деятелям русского монархического движения начала ХХ века, сыгравшим большую роль в формировании русской национальной идеологии и в становлении национального самосознания русского народа.

    В предреволюционные годы, перед угрозой гибели Исторической России здоровая часть русского народа самоорганизовалась в многочисленные правые (черносотенные) структуры, которые смогли дать отпор зачинщикам смуты 1905–1907 годов. В книге рассматриваются биографии наиболее видных представителей правомонархического движения начала ХХ века (в первую очередь крупнейших партийных правых деятелей – членов руководящих структур главных черносотенных организаций, формировавших правую идеологию, правое мировоззрение, правую политику) и показано, как развивалось черносотенное движение, как шло становление его политической идеологии.

    Также автор исследования осуществляет попытку ответить на важнейшие вопросы – почему монархическое движение, несмотря на громкие декларации, в тот период времени так и не смогло окончательно победить революционную крамолу; почему монархисты так и не смогли консолидироваться пред лицом надвигающейся революционной опасности и были либо уничтожены новой революционной властью, либо изгнаны и разрозненно прозябали в эмиграции.

    Опыт деятельности черносотенных организаций, а также острые мировоззренческие и социально-политические вопросы, поставленные русскими монархистами еще сто лет тому назад, остаются актуальными и сегодня, в условиях постепенного возрождения национального самосознания русского народа, возвращения русских к Православной вере с одной стороны, и все усиливающегося натиска на Россию и русский народ чуждых русскому духу либерально-космополитических сил – с другой.

    Скачать книгу можно здесь.

    Русофобия по-бухарински (к развенчанию одного мифа о «русском патриоте» Н. И. Бухарине)


    Недавно автору сих строк довелось ознакомиться со статьей известного партийного и советского деятеля Николая Ивановича Бухарина в газете «Известия» от 21 января 1936 г. В ней, кроме всего прочего, имеются высказывания русофобского содержания. Дабы избежать обвинений в некритичности использования источника, публикую здесь эту статью полностью. В фигурных скобках [] – мои комментарии.

                                                                        На заметку: 

    Вот что, согласно видному писателю и публицисту В. В. Кожинову, писал о Бухарине М. С. Агурский: «О нем сложилось немало легенд, и одна из них заключается в том, что он якобы был настоящим русским человеком, близко к сердцу бравшим страдания русского народа и в особенности крестьянства..."; на деле же "Бухарин испытывал подлинную ненависть к русскому прошлому... он до самого конца пытался сражаться, как только мог, с русским национализмом... Он говорил (имеется в виду статья Бухарина в редактируемой им газете "Известия" от 21 января 1936 года. - В.К.), что русские были нацией Обломовых, а слово "русский" было синонимом жандарма и т.п. Правда, при этом Бухарин прославлял современный ему русский рабочий класс за то, что ему удалось победить в себе отрицательное наследие прошлого (как и Сталин до 1934 года. - В.К.). "Правда" резко отозвалась на эту статью Бухарина: "Партия всегда (сие, конечно, никак не соответствовало действительности! - В.К.) боролась против... "Иванов, не помнящих родства", пытающихся окрасить все историческое прошлое нашей страны в сплошной черный цвет» (цитируется «Правда» от 10 февраля 1936 года).

    См.: Кожинов В. В. Правда сталинских репрессий.

    Источник: http://www.x-libri.ru/elib/kozhn001/00000112.htm.

    Известия ЦИК СССР. 1936. № 18 (5875). 21 января 1936 г. С. 2. 

    Н. [И.] Бухарин [в то время ответственный редактор «Известий»].

    «Наш вождь, наш учитель, наш отец»

              Сегодня – годовщина со дня смерти великого Ильича, бесценного и незабываемого, такого любимого, такого интимно близкого, что Сталин, наш общий руководитель, с невыразимым теплом говорит о нем от имени всех нас, коммунистов, бойцов за социализм: «Наш вождь, наш учитель, наш отец».

               Наш отец! Почему этот словесный знак кровного родства здесь не режет уха? Да потому, что такова сила связи с ним, с Ильичом, с его мыслью, с его волей, со всем его героическим образом, образом гиганта, человека, товарища, друга, к источнику мудрости которого так часто приходишь напиться, а здесь бьет родник чистый, как хрусталь, и ничто не может замутить его.

    Много – как мало и как много! – лет тому назад, в тихий вечер, когда падал мягкими хлопьями беззвучный белый снег и покрывал своей меланхолической вуалью все – деревья, дома, людей – в последнем боренье со смертью таял великий человек ума и воли. Его последний вздох был почти беззвучным, и казалось, что моментально великое горе разлилось по нашей прекрасной борющейся стране и растеклось по всему миру…

    И снова встает в памяти образ живого Ленина, этого аккумулятора ума и энергии, властного, гениального, неутомимого, ученого, оратора, бойца, громадного человека.

    Нужно почувствовать до конца всю невероятную целеустремленность этой гигантской воли, руководимой и направляемой гениальным умом, впитавшим неизмеримо огромный опыт всей предыдущей мировой борьбы угнетенных. Он – ортодоксальнейший из ортодоксальных марксистов, самый ученый из молодых – в 90-е годы, знаток самых трудных книг, отличный и несравненный обладатель самых передовых идей века. И в то же время первоклассный конспиратор, организатор с замечательным чутьем масс, с какой-то совершенно исключительной пламенной верой в массовое творчество.

    Его беспощадно-критический ум в ту пору сбрасывает все иллюзии и все фетиши. Как остер аналитический нож, которым он рассекает идеологию народничества! Как громит он оппортунизм! Долой иллюзии, глупенькие и сладенькие! Борьба и организация для борьбы, суровой и кровавой! Нужна партия восстания, железная организация пролетариев, которые вырастут в гегемона неизбежной революции. Все аргументировано всеобъемлющим умом, освещено сильнейшим теоретическим прожектором, что рассекает туманы веков. Классовая борьба ведется учеными книгами, популярными брошюрами, зажигательными нелегальными прокламациями, и камень за камнем складывается здание несокрушимой партии, партии большевиков.

    «Какие нетерпимые! Какие фанатики!» – кричали со всех сторон и в либеральной среде, и в среде революционного подполья. Но нужны были именно большевики – нетерпимые, стойкие, закаленные солдаты революции, ее стальные вожди, соединение последнего слова науки с последним словом практики, чтобы из аморфной, малосознательной массы в стране, где обломовщина была самой универсальной чертой характера, где господствовала нация [Здесь и далее подчеркнуто в тексте источника] Обломовых, сделать «ударную бригаду мирового пролетариата!»  

    «Организаторы» – против «безруких», «нетерпимые» – против идейно дряблых, воины – против размазни, повстанцы – против «постепеновцев», «ученики» (Маркса) – против невежественных демагогов, массовики – против посетителей буржуазных салонов, последовательные марксисты – против эклектиков – таковы были большевики, которых Ленин подбирал по образу и подобию своему. Тут, в этой партии, в огне борьбы, создавались новые умы и новые характеры. История в них, в большевиках, в ленинцах обрела дрожжи великой революции.

    И в этом смысле Ленин тоже «наш вождь, наш учитель, наш отец». 

    И вот теперь, на ленинских путях, выполняя его заветы, под руководством его преемника [sic! – Д. С.], Сталина, мы стали страной «строительных чудес», единственной страной, где налицо – организованное социалистическое хозяйство и организованный народ. Эта расейская растяпа! Эти почти две сотни порабощенных народов, растерзанных на куски царской политикой! Эта азиатчина! Эта восточная «лень»! Эта – неразбериха, безалаберщина, отсутствие элементарного порядка! Куда все это девалось? Откуда выросла могучая индустриальная страна, машинизированные колхозы, а – главное – откуда эти люди смелые, энергичные, необычайно быстро работающие – стахановские люди в сталинской стране?

    Великое дело – организация. Прежняя раздробленная Россия, лишь внешне сколоченная жандармским кулаком, стала, как СССР, самой организованной страной в мире, с единой волей, с единым творческим порывом, с единой теорией, с единым руководством. 

    И это дает нам все новые и новые победы.

    Как мечтал Ильич о том времени, когда с крестьянской лошаденки, с одрá, мы перескочим на машинную технику крупной промышленности, на мощное оборудование электроцентралей, на трактор! Как мечтал он о грядущих скоростях творческого процесса строительства! И с какой тревогой думал он о военных тучах и грозах, которые могут нависнуть над новой страной, где он был первым из первых бойцов, наш вождь, учитель и отец!

    Выполнена клятва – торжественная и суровая, что Сталин давал от имени партии в часы прощания с отцом большевизма. Мы уже перешли за грань той мечты, которую оставил нам Ленин в своих предсмертных, последних страничках. Но его острый ум, его взор, смотревший вглубь веков, говорил и о том, что ждет нас за этой гранью, о том, что мы, организованный социалистический народ, должен завоевать в грядущих новых боях. Мысли Ленина, животворные идеи, ставшие массовой силой, продолжают свою работу.

    И поэтому жив он сам среди нас, наш вождь, наш учитель, наш отец!

    Мы вспоминаем о нем с горячей любовью. Мы ощущаем его во всем могучем дыхании нашей великой страны. Мы идем вперед под его знаменами. Мы под этими знаменами победим до конца!